?

Log in

No account? Create an account

sroedingercat


Уютный котёнок Шрёдингера

С одной стороны всё, с другой стороны ничего, а я посередине. А вы наблюдаете.


Амстердам
sroedingercat

Амстердам.

Эссен был шизофреником. Днем он тридцати пяти лет, с пузиком и в костюме, а ночью адов неформал, алкоголик и дебошир. Бремен полумертв. Амстердам-бисексуальный подтянутый хипстер, за фасадом которого прячется достойное отделки содержимое. Не приятное, не заставляющее влюбиться, но достойное. С самой окраины становится понятно, что жопы с типовой застройкой здесь, похоже, нет. Думаю, полсотни лет назад к главному архитектору города пришел Посейдон и сказал, что если увидит еще хоть один типовой дом, потопит все на фиг. И с тех пор амстердамские спальники стали интереснее многих исторических центров.
У меня почти закончились деньги, применительно к почти московским ценам это бедствие, сравнимое.. к черту сравнивать. В городе велосипедов я прохожу по двадцать-тридцать километров в день пешком, подпитываемый шкаликом вина и бутербродом.
Постоянное чувство, что я приехал с друзьями и потерялся. А они меня не ищут. Найдите меня пожалуйста, я тоже хочу с вами, на коллективный сеанс настройки мозгов в кофе-шоп, по каналам и в музей странной фигни. Нет, в музей только одному. Я всех застопорю в музее, похожем на шизофренически огромную ванну.
Наконец-то выгорают сильные эмоции. Вместо лютой ненависти приходят любопытство естествонаблюдателя и здоровый цинизм. Откровение города-центральный парк вечером. По дорожкам бегают пенсионеры и молодежь, но сам парк, все лужайки и пруды укрыты густым кумаром, настолько плотным, что, кажется, приносить свой косяк сюда и не обязательно. Рим был честным городом, в котором люди отдавались своим порокам никому не мешая и ни от кого не прячась. Позднее за то же дело с энтузиазмом принялись жители Константинополя. И никакая Москва не третий Рим, это Амстердам. Гуляя ночью по кварталу красных фонарей я волнуюсь только о двух вещах-найду ли я на тротуаре бесхозные пятьдесят евро и найду ли я  с ними тайский массаж, совмещенный с минетом. Увы, та из сестер удачи, что отвечает за мелочи со мной не дружит с детства.
Сидя в рукотворном тумане парка, я расслабляюсь и плачу впервые за долгие месяцы.

Наш машинист-Большой Джо, бог кумара и грешник, и мы только что обнялись на прощание.


Бремен
sroedingercat
Бремен.

Компания иностранцев обтачивает "Ne govori po-russki, SUKA!". Как море гальку пока она не станет округлой и зеркально гладкой. С итальянским акцентом выходит наиболее округло.
Бремен-тощий интеллигентного вида лич. Он вежлив, обходителен, но стоит отвернуться, и он ставит мне костлявую пятку на горло, а я терплю, потому что мы же толерантные люди, а тут так принято. Кислород по иссохшим сосудам его мозга переносят туристы, которых он тоже душит. Возможно, я лишь более честный или нахальный, чтобы признаться себе в этом. Ощущение, что я нигде не дома наконец материализуется. Как обычно, эпичный пролет с гостиницей, и первую ночь мы посменно спим в хостеле. Он бы тоже был костлявым и интеллигентным, но десятки еще более чем я несдержанных постояльцев не одну неделю пытались стереть его в пыль, а когда не получилось-утопить в алкоголе. И мы вместе с темным пивом сбегаем от упорядоченной интеллигентной реальности.
Как я вообще здесь оказался.
Похоже, что корень моих проблем в общении с людьми кроется в том, что я их на самом деле ненавижу. Я чувствую, как меня покидает человечность. Вокруг сотня танцующих людей, и я больше не могу сдерживаться. Я не ощущаю ни малейшего чувства общности ни с одним из них. Мне здесь тошно. Я смотрю на них, и не хочу любить никого. Лучи света цепляют лица и не выпускают их, и я вижу на них безотчетный страх и неестественность, но я вижу только свое лицо. Презираю их и не могу смириться с тем, что среди них мог быть кто-то дорогой мне. Невозможно, чтобы эмоции и предвзятости размывали их существование. Я не хочу относиться к виду, считающему любовь целью жизни
Каким-то образом почти без наличности я выпил реку бодрящей, тормозящей, размягчающей и тонизирующей фигни, в самых убийственных сочетаниях. Чуть не разнес микроскопический туалет, влезая в подходящую обстановке кожу-свежеприобретенные скинни, в которых любое пьянство проходит если не естественно, то хотя бы оправданно. Так и надо, я огромная змея, влезающая посреди толпы в новую кожу. Я танцую три часа кряду, и под конец мне хочется вывернуться наизнанку, забрызгав танцпол и всех на нем кипящей яростью на весь нерациональный, безумный, пытающийся быть счастливым человеческий род хотя бы за то, что сам к нему принадлежу.
Наш бог-Большой Джо, бог кумара и грешник, и мы молимся, чтобы он ответил нам взаимностью и наконец возненавидел нас.

I miss the god smoking in the bath, drunk with rum and drinking beer.
Всегда ненавидел знакомых. Один раз стоит пересечься, учиться вместе или выпить, и при каждой встрече мы должны делать вид, что нам не наплевать друг на друга. Делать вид, что есть дело. Делать вид, что не презираешь его и себя за общие воспоминания. Русских за границей ненавижу еще сильнее. Это те же знакомые, но весь мой грех в том, что меня родили на какой-то одной с ними части суши. Я не хочу иметь национальность, родину или дом, я ровно нигде не дома, просто в некоторых местах ровнее. Я не хочу быть брянцем, русским или человеком. А здесь слишком много случайных знакомых.
Наш машинист-Большой Джо, бог кумара и грешник, и мы молимся на то, что мы с ним не знакомы.

(no subject)
sroedingercat

Краткий отчет за 2014 год. Я радуюсь, впадаю в тоску, хожу довольный и блаженный, истерю, психую, бью предметы и срываюсь на людей вместо благостного растафарианского похуя, которым ознаменовалась вся осень 2013. Даже иронизировать над собой почти не получается. Опять начали сниться сны-когда удается уснуть. Пожалуйста, мозг, пекрати, я так больше не могу.

Tags:

Эссен
sroedingercat
Эта пересадка тянется, как карамель. Благодаря моей безалаберности она составляет не двадцать минут, а одиннадцать часов. Бар, который мог бы спасти, оказывается мертв. В нем есть люди, в нем есть выпивка, но в ней, похоже, нет алкоголя. Время тянется еще медленнее, хотя должно нестись как скоростной экспресс навстречу тому, чего ты не хочешь-именно так бывает в живых барах. Но это стерильный аэропорт, в нем стерильный бар, и скоро, похоже, стерильно-мертвыми будем и мы. Вылазка в Амстердам пешком завершилась достойным начинания провалом-город вот он начинается, стоит только перейти 12-полосное шоссе. Живое, в отличие от бара. Ну нахер.
Начавший мучаться организм нехотя принимает руководящую волю мозга-спать на рюкзаке в аэропорту. К разболевшимся плечам прибавляются спина и шея. Кажется, еще немного и ничего болеть не будет-не может ведь болеть все.

Два с половиной дня в Эссене. До смешного грустно и бесполезно вбивать напарнику, что в людей верить нельзя. Тем более нельзя верить в меня. Видимо, я таки доказал на практике, как это и почему. Тем не менее. Цель нашей поездки-фестиваль по случаю 30-летия премьеры шестого эпизода Звездных Войн. Многообещающее событие, первое в подобном роде в Европе-и мертворожденное. Огромная ярмарка мерча, минимум встреч и безразличная организация-такого не спасти даже самым талантливым косплейщикам. Они и не спасли старушку-Европу от презрительного плевка в морду. Из трех дней, на которые куплены пропуски, мы пробыли там от силы семь часов за два дня.
Двухдневный рок-фестиваль, устроенный непонятно кем непонятно зачем и под самыми дверями собора оказался оборотной стороной монеты. Вокруг меня полдня и всю ночь беснуются толпы неформалов всех видов и возрастов, бесконечный парад фриков, выставка татуировок и смотр пирсинга, прикидов и манер. Сотни литров пива льются рекой в сотни глоток сотен отморозков, уродливых, красивых, несуразных и демонстрирующих такой перебор плохого вкуса, что даже заниженная кавказкая приора не вызывает отвращения. Единственный поблизости магазин, продающий алкоголь, встретил свои самые счастливые дни в жизни. Очередь не пересыхает, с кассира Саида пот льется ручьем, несмотря на кондиционер,  он уже сам не понимает, что он продает, чего нет, что есть, и что тут за фигня со сдачей. Золотой день не только у него, каким-то образом я ухитряюсь нагрести бутыльков егермейстера на сумму вдвое больше, чме у меня вообще естьс с обой. Грохот музыки, напрочь заглушающий талант, люди вокруг, разговоры с незнакомцами на двух языках, иногда разных а иногда еще и сразу-и я чувствую, как определенная часть меня просыпается и требует своего места под сводом черепа. Окей, я не против, чувак, здесь место мне, а не мне.

Кажется, именно здесь я начинаю свой стремительный бег от себя.
Бурная имитация жизни оказалась гораздо правдоподобнее самой жизни. А может, мы наконец с ней встретились.
До тех пор, пока тщательно забитой в угол чувство одиночества не раскатывает в блин волю и жизнерадостность, я часть потока, который несется из ниоткуда и уходит в никуда. Абсурд, но смыслом жизни является сама жизнь.
Второй день проходит бледным подобием первого. Сил радоваться уже нет, цветастые фрики уступили место волосатым металлюгам, а неунывный запал-текучему вакууму, из которого я буду выбираться еще неделю.
Наконец, мы уезжаем в Бремен. Если бы я знал, что будет твориться в Бремене, я все равно бы уехал. Только поезд наш опаздывал, и альтернативой становилась еще одна ночевка на вокзале.

И тогда мы начали молиться нашему машинисту-Большому Джо, богу кумара и грешнику, и молились мы, чтобы Хронос вернул ему хотя бы минуту.

Знакомьтесь, Большой Джо
sroedingercat
Долгие, мучительные для задницы перелеты-убили путешествия. Сутки в поезде или самолете плавно переносят тебя из "отсюда" в "туда". За окном проплывает калейдоскоп промежуточных состояний, а ты глушишь, пересыпаешь или топишь в крепком, едком дьютифришном алкоголе призраков своего места. Можно выговориться попутчику, растворившись в его мире или уйти в транс за хорошим фильмом или книгой.
Трехчасовой перелет-это телепортация. Если бы я знал, что эта будет навстречу хтоническим чудовищам, порожденным моим разладом с миром и ненавистью к себе, против которых родные стены больше не помогут-я бы ни за что не сдвинулся с места. Но меня ждала телепортация из чужого дома в череду чужих домов, где меня не ждали, а компанию мне составляли лишь чудовища, которых я не смог забыть за сбором вещей, целая радуга всех разновидностей алкоголя, темные углы, чужой воздух и тотальное одиночество.
По сути, я бежал не откуда, а ради того чтобы бежать, и в том отношении я убежал куда хотел, хотя взгляд и был затуманен. Я убежал от себя. So start the Garbage Days.

Наш машинист-Большой Джо, бог времени и кумара, и он разводит пары, не заботясь о том, есть ли впереди рельсы.

О квестах
sroedingercat
Я понял, какой тип побочных квестов я таки ненавижу. Это квесты типа "пойди туда, скажи пароль, принеси что выдадут". Их проблема в том, что квестодатель и исполнитель живут в разных вселенных. Во вселенной квестодателя искомый айтем выдают сразу по первому свистку, потому что над головой у исполнителя висит его ник, уровень, уровень допуска и вообще вся справочная информация разом. Он назовет пароль, босс сразу подобреет, обнимет исполнителя и накормит его чаем с печеньками, как заправский стамбульский лавочник в большого базара. Во вселенной же исполнителя искомый предмет надо найти на дне самой корявой пещеры под пяткой самого вредного за неделю босса. И да, потом заполнить пробелы в уравнении кривой Мандельброта, иначе сундук не отопрется.
Субботнее утро. День просто чудо. Звонит отче и просит забрать для него Шпаковышкваркиватель 3Т-ДМ. С Дербеневской набережной дом 7 корпус 23б. И пароль называет. Ну окей, забрать так забрать.
Мокрый снег. -175 по цельсию и мокрый снег со слякотью. Найти нужный дом фигня вопрос, нужно только чтобы не было других домов вокруг. Седьмой дом оказывается огромным лофтом, который просто чудесен, разве что в нем всего 22 корпуса. Через полчаса мы подружились с охранниками с обоих КПП. Они район знают, прекрасно знают, но только тогда корпусов 23Б как минимум два, и один судя по расстоянию и направлению уже утонул в Москве-реке. Навигация не помогает, потому что чудесный лофт косит сигнал и на карте я скачу через дома по трем соседним улицам. Так мы и гоняемся друг за другом-человек-паук и неуловимый корпус 23Б.
Я зажал его в угол. Ему некуда бежать. Отдел по выдаче Шпаковышкваркивателей прямо передо мной.
-Пароль!
-И чо?
-Пароль!
-Мне станцевать что ли?
Главный и единственный по выдаче Шпаковышкваркивателей по эту сторону Урала и в половине стран СНГ никак не хочет вспоминать правильный отклик. Тем более не я заказывал Шпаковышкваркиватель, чего его мне-то отдавать. От кого я? Ну и чо? Судя по всему, в чужих руках Шпаковышкваркиватель способен лишить половину Москвы потенции, а остальную половину-чувства юмора, поэтому чужим рукам он не достанется. Звоним отцу и просим его перезвонить Главному по продаже Шпаковышкваркивателей. Главный просит, чтобы я предоставил паспорт, и его денные сошлись с тем, что назовет отче. Я перезваниваю отцу и называю данные своего паспорта. Он перезванивает и называет. Паспорт за это время уже уронен под стол, найден в Сыктывкаре, доставлен почтой России обратно и по пути залит кофе. Обмен звонками, кстати, длится час, потому что все заняты-и занятой отец, и Главный Продавец Шпаковышкваркивателей, потмом что от клиентов у него отбоя нет-так много людей с правильными руками и без Шпаковышкваркивателей.
Но вот обмен паролями прошел и мне вывозят девайс. И тут оказывается, что это в интернете на картинке он был меленький и легкий. В моем мире это что-то типа трансформера, которого заклинило при превращении из человекообразной многоножки в стиральную машину и весит 48.7 килограмма. И если его взять за два угла, то остальными семью он сломает мне ребра и проколет сердце. Я звоню об этом отцу. Отец не верит. Я присылаю ему фото, он верит, но чтобы эту фигню забрать, ее надо вытащить хотя бы туда, где можно запарковаться. Через двадцать минут Шпаковышкваркиватель на месте. Через пробку на всех дорогах, которые были построены в настоящем, прошлом и будущем приезжает отец.
Мы сэкономили много времени (умножить на минус сто) и главное-прокачали навык терпения, толстокожести, навигации в этом конкретном месте и скоростного перезвона.
Чего и вам не желаю.

Все совпадения с реальными местами, событями и людьми необязательны, но вероятны.

Сны
sroedingercat

Вчера приснился сон, от которого мне действительно не хотелось просыпаться. Во сне меня позвали снимать бекстейдж фэшн-съемки, дело было в центре москвы. Пока я шел на место, я обнаружил, что открытый ранее нами заледенелый переулок в реале вчетверо длиннее, и единственный способ добраться к месту показа-реально скользить по льду все четверть километра. Оказавшись на месте (многим раньше нужного, потому что разбегался я скользил по льду на пузе, а все ползли пешком, нашел на месте Аду Шевелеву, коллекцию которой среди прочих предпологалось снимать, у запертой дверцы в подвал в духе американских любых. Дверца в подвал почти вертикальными ступенями вела в колодедцеобразное пемещение 4х4х7 метров глубиной, и следующее такое же. Собственно, ради комнаты 5х5х7 метров помещение и снималось, потому что в самой большой комнате, которая по краю была увешана мостками в следующую, была более в глубину, чем по другим габаритам, шесть стен были обклеены белыми ватманами, а с потолка на проводах свисали вспышки. В конце концов меня препроводили в третью комнату, метров шесть на семь, но с полутораметровыми потолками, видимо, она одна была над поверхностью дома из всех, в дальний угол, где в конце под скатом крыши орудовал над плитой бородатый чувак, а мне предложили прилечь на кровати посередине, снова абсурдной, метра три на четыре, и при этом я ясно понял, что кровать исподьзуется преимущественно для оргий под всем тем, что чувак в дальнем готовит. Спокойно поспав, я вышел на улицу, где только собирали гостей и участников.
Почти трезв (несмотря на новый запрет на распитие и продажу алкоголя вообще везде) довел по гладкому льду в переулке Лохмутова, потом у входа в квартиру Саша достал из лавки заранее припрятаннаую бутылку виски, мы расили ее, я убедился что он спит на лавочке в тихом доброжелательном районе и пошел в подвалы снимать бекстейдж. И в процессе съемки проснулся. Никогда так не негодовал по поводу утра и просыпания, как в этот раз.

Posted via LiveJournal app for iPad.

Posted via LiveJournal app for iPhone.


Накипело
sroedingercat
Оно ведь как бывает. Все вроде хорошо, а когда становится не очень хорошо-хочется написать и заявить всем-"мне не очень хорошо!". Но отпускает слишком быстро. И ничего не пишется.

Помимо того, что я все время разговариваю, я еще и все время улыбаюсь. Ну, почти все время. Думается, что люди, улыбающиеся только по большим случаям по большей части унылы и грустны. А я не могу не улыбаться. Мышцы атрофируются вместе с долями мозга, ответственными за радость, удовольствие и жизнерадостность. В общем, в моей жизни много занятного. Не смешного, но занятного. Совпадения, случайно сложившиеся картинки, внезапно образовавшийся смысловой каламбур на каламбуре, ни фига не смешной, но занятный-вот это все повод для улыбки. Поэтому я много улыбаюсь. Хотя на самом деле мне очень грустно.

размышления на статичность сознания
sroedingercat
В общении со стариками заметил одну странную вещь.
Правда странную.
По каким-то закономеhностям своего сознания они считают богатыми тех, кто демонстрирует какую-то динамику. Вот сосед, в одиночку уже пятый год строящий дом считается хорошо зарабатывающим. Чувак второй мtсяц роет себе погреб, поэтому он однозначно обеспечен. Притом, что чувак работает невероятно неэффективно для хорошо зарабатывающего-он бы нанял людей, которые весь дом возведут за два месяца. А чувак день за днём после рабоы что-то делает, что-то меняет, вообще красавчик. И никого не волнует, что чувак на самом деле грузчиком работает.
А вот человек, вложившийся в технику, которая помещается в один 15-килограммовый бокс, уже не очень хорошо обеспеченный. Что-то у него не так. Вот что-то не то у него. Какую-то камеру купил, с каким-то подводным боксом, какие-то ещё лампы...фигня всё это. Вот сосед дом строит-он молодец, он красавчик.
Сначала я думал, что это всё связано со скоростью разнесения слухов. Вон тот дом строит, денег значит много. Во, денег у чувака завались, дом строит. И так далее.
Но я копнул глубже. Думается, причина таких оценок в мироощущении вообще. Мир вокруг нас всегда был статичен. Дома, дороги, солнце-всё на своих местах, хоть ты тресни. А вот те, кто может что-то изменить-вот они сильные, у них есть не только воля, но и, очевдно, ресурсы (то есть деньги, что ж ещё) мир менять. Плюс дурацкая тяга всему иметь объяснение. Если я начну по утрам в выходные работать перфоратором-это будет что-то новое, сознанеи соседей сразу же начнет искать причину изменений. И найдёт её в том, что я начал делать ремонт. Круто, красавчек чувак, ремонт делает. Хотя на самом деле у меня плохое настроение и перфоратор, а ремонт мне вообще никак не светит. А чувак, который с полпудовым кейсом куда-то исчезает на неделю интерса не представляет, хотя вот он-то на самом деле привносит в мир что-то реально новое, чего мир не видел, в отличие от дыр в стене и погреба. Ничего не менятся для людей, они не ищут причин.
Может, стоит меньше внимания уделять внешним изменениям. Зачастую необъективной и ненужной суете. Смотреть на мир чуть шире, чем как на совокупность материальных объектов, имеющих свои причины в наличности и безнале. Двигать сознанеи дальше, в те области, где материя не является показателем чего-либо вообще. туда, где ознание от неё свободно.
А может, стоит пойти спать и не нести странности не в тему.

просто
sroedingercat

Так сложилось, что всю мою жизнь техника вокруг только усложнялась. Чёрт с телефонами, перейдем к главному. К велосипедам.
Тормоз один. Два тормоза. Дисковые тормоза.
1 передача. 6 передач. 18 передач. 24 передачи.
Рама говносталевая. Рама алюминиевая.
Рукотряска. Амортизатор.
А потом мой любимый велосипед, чудо технической мысли, сперли при содействии соседей. И я не то чтобы расстроился. Меня задело скорее посягательство на личную собственность, кража же велосипеда, от которого больше проблем, чем приятной езды, не так уж и сильно подкосила. А проблем было не счесть-невозможность номрально проехаться по грязно-мокрой дороге и не стать пугалом, растянутая пружина переключателя, из-за которой он в одну сторону почти не переключал, магическим образом гнущиеся и трущие по колодкам перединие тормозные диски (менял-не помогло). В общем, чем больше частей-тем больше риск поломки.
Так вот, его сперли. Удачи его новому владельцу и стальных нервов. Что не означает, что при встрече я не попытаюсь восстановить своё право собственности.
Теперь я езжу по городу на прекрасно сохраненном дедом велосипеде ЗИС В-110. 1956 или 55 года выпуска. Это стальная махина весом 18 кило на огромных лысых колёсах с жутко хрупкими ободами, с вялым педальным тормозом. Я больше не прыгаю черз бордюры и не закладываю виражи вокруг прохожих на тротуарах в духе истребителя "спитфайр". Не переключаю передачи, подбирая оптимальную. Не смещаюсь назад, чтобы передний тормоз лучше цеплял. Я просто еду по обочине вперед, подтормаживая за десять метров до места остановки. Тупо сильнее вкручивая на горку, радуясь сильным ногам, и расслабляюсь на спуске. Просто еду. Просто думаю. Просто смотрю по сторонам. Просто и со вкусом, учитывая хром.
Чёрт, мне понравилось.

P.S. Но плёночные камеры всё равно полный мрак.